cart В корзине 0 товаров
На сумму 0 руб.
dollar Курс на сегодня:
1 у.е. = 69.16 руб.
Выгодные цены на фурнитуру GRASS

Фурнитура: подходы к проблеме классификации

Одна из особенностей последнего времени — экстенсивное расширение номенклатуры фурнитурных изделий. Все чаще к ним относят элементы мебели, которые никак не могут считаться фурнитурой. Назрела необходимость в четком определении самого понятия «фурнитура» и ее корректной классификации.

Плюсы и минусы «фурнитуризации» мебели

Сегодня в специализированных каталогах фурнитурных и комплектующих изделий фигурируют не только винты, стяжки, дверные петли и ручки, штангодержатели и прочие давно известные элементы столярного приклада. Теперь в них широко представлены в качестве «фурнитуры», причем совершенно безосновательно, такие важные части конструкции изделий мебели, как опоры (табуретов, стульев, кресел и столов), несущие элементы стеллажа и шкафа, блок «спинка-сиденье», цоколи, карнизы, полки, металлические раздвижные двери, решетки кроватей, каркасы для мягкой мебели, крышки кухонных рабочих столов из искусственного камня и т. д. Нередко встречаются изделия мебели, почти целиком составленные из подобных отобранных по каталогам «фурнитурных» деталей, например, рабочие кресла и шкафы-купе.

Так как же следует относиться к столь широкому толкованию слова «фурнитура»?

Налицо разные блага — разделение труда, специализация, повышение экономической эффективности, качества и т. д. Порой в прессе не без пафоса высказывается мысль о том, что высокая степень готовности изделий «фурнитуры» позволяет мебельщикам обходиться сегодня добавлением «от себя» всего нескольких щитовых деталей. Иначе как фурнитуризацией мебели эту идею не назовешь. Если ее довести до логического конца и выпускать в качестве «фурнитуры» уже и щитовые детали, мы получим мебельную промышленность, состоящую из чисто сборочных команд. Такие производители не будут и не могут быть ответственными за качество того, что они фабрикуют. Как-никак, а в своем нынешнем виде мебельные предприятия являются центрами инициации и ответственной оценки дизайнерских разработок продукции для конечного потребителя.

Экстенсивный рост фурнитуры нужен, в первую очередь, производящим ее специализированным фирмам. Несомненные выгоды, да и саму возможность существования, получают и те мебельные предприятия, которым доступна только сборка изделий из готовых деталей, максимум — с добавлением кое-чего «от себя». Но с общей точки зрения такой рост фурнитуры оказывает отрицательное воздействие на мебельный дизайн. Меняется то, что можно назвать методом работы дизайнера, и в конечном счете искажаются стоящие перед дизайном задачи.

В принципе, ответ на поставленный вопрос зависит от того, чем для нас является мебель: «техникой» или «искусством». Если мы начнем относиться к ней как к «технике» (хотя бы по преимуществу), то для нас не будет существенной разницы, обладают ли изделия мебели ярко выраженной художественно-образной уникальностью. Возможно, когда-нибудь так и будет. Отметим, однако, что сегодня даже вещи куда более «технические» по назначению, чем шкафы и стулья, например, мосты, самолеты, автомобили, трактора, утюги, кофеварки или отопительные приборы создаются как модели, уникальные в художественно-образном отношении. Так что пока в проектировании и производстве мебели надо исходить из общепринятой парадигмы: все изделия являются делом «искусства», по крайней мере в большинстве житейских ситуаций.

Если мы начнем относиться к ней как к «технике» (хотя бы по преимуществу), то для нас не будет существенной разницы, обладают ли изделия мебели ярко выраженной художественно-образной уникальностью. Возможно, когда-нибудь так и будет. Отметим, однако, что сегодня даже вещи куда более «технические» по назначению, чем шкафы и стулья, например, мосты, самолеты, автомобили, трактора, утюги, кофеварки или отопительные приборы создаются как модели, уникальные в художественно-образном отношении. Так что пока в проектировании и производстве мебели надо исходить из общепринятой парадигмы: все изделия являются делом «искусства», по крайней мере в большинстве житейских ситуаций.

Экстенсивное( в сущности неправомерное) расширение номенклатуры фурнитурных изделий базируется на неверном толковании самого понятия «фурнитура», отчасти умышленно, иногда бессознательно. Попробуем в этом разобраться.

Старые заблуждения

Причина легкости, с которой некоторые детали и части изделий мебели неправомерно относят или, наоборот, не относят к фурнитуре, — подмена проблемы назначения и роли этих деталей и частей в конструкции изделия вопросом о том, кто и из чего их изготавливает.

Действительно, значительная часть фурнитуры производится из материалов (металлы, пластмассы), «не профильных» для производителей конечной продукции — мебельных предприятий, в своем большинстве деревообрабатывающих. Но иной характер материала и технологии его обработки не может служить отличительным признаком фурнитурных изделий (как и комплектующих). Когда-то стереотипное представление о мебельном производстве как о деревообрабатывающем уходит в прошлое. Не годится на роль определяющего признака изделий фурнитуры и факт их производства и поставки специализированными предприятиями, для которых они зачастую — побочная продукция. Предприятие, выпускающее мебель, по преимуществу деревянную, может и не нуждаться в поставках готовых деталей из металла, стекла, пластика и любого другого материала, если обзаведется собственной материальнотехнической базой для их изготовления. Сегодня можно найти много и обратных примеров, когда готовые щитовые детали из массива древесины, ДСП, пластмассовые блоки «сиденье-спинка» и т. п. поставляются металлообрабатывающему предприятию, выпускающему столы или стулья. Не относить же на этом основании все подобные детали, в том числе щитовые, к фурнитуре.

Обычай считать фурнитурой детали из материалов, «непрофильных» для мебельного производства, восходит к XIX веку, когда древесина была основным материалом столярного дела. Тогда тоже не было последовательности в понимании того, что такое столярный приклад, а что им не является. Так, закупавшиеся для соединения элементов мебели шурупы, болты, обойные гвозди, петли считались столярным прикладом в числе других вспомогательных средств столярного производства. Но изготовлявшиеся самими мебельщиками деревянные шканты, нагели, бобышки, направляющие для выдвижных ящиков, винты для табуретов регулируемой высоты и пр. в этом качестве не осмысливались. Да и сегодня они обычно не воспринимаются как фурнитура. Причина здесь одна, и безосновательная: фурнитурой считается то, что берется на стороне или, по меньшей мере, не является продуктом именно деревообработки. Показательно, что металлические петли, также как и кованые (в ковочном штампе) детали накладного декора, все же считались прикладом даже на тех столярных предприятиях, которые изготовляли их самостоятельно.

Что такое фурнитура?

Где же водораздел, по одну сторону которого находятся фурнитура и комплектующие, по другую — все остальные детали и агрегаты изделий мебели?

Такой границей служит решительное качественное различие между функциями фурнитурных (а также комплектующих) изделий и тех основных частей в конструкции изделия мебели, которыми определяется его назначение в качестве сиденья, хранилища и др. Назовем эти основные части формообразующими (и видообразующими) конструктивными деталями (ФКД). В конструкции шкафа это стенки, двери, полки, иногда и опоры; у рабочего кресла — пятилучевая опора, блок «спинка-сиденье», локотники; у обеденного стола — ножки, царги, крышка и т. п.

Функция совокупности ФКД совпадает с функцией данного предмета мебели. При этом основное назначение всей мебели — та или иная модификация общего и характерного для любой мебели предназначения — служить средством фиксации в пространстве тела человека или различных вещей. Можно сказать, что всякая мебель — подставка (от скамеечки для ног до многодверного шкафа). Особенность закрытых мебельных хранилищ (шкафов, разного рода ящиков и т. п.) состоит лишь в том, что, помимо главной роли подставки, они выполняют еще и функцию защитной оболочки. Поэтому все ФКД легко подразделяются на детали несущие, несомые и ограждающие — точно как в архитектуре зданий, вплоть до аналогии со стенами, дверями, окнами, балконами, лоджиями и т. д. При этом не имеет значения, из какого материала изготовляются ФКД, — из древесины, металла или какого-либо иного.

К числу ФКД можно отнести также объемные накладные архитектурно-декоративные детали. Это профилированные карнизы и фризы, цоколи, фронтоны, колонны и полуколонны, пилястры, балюстрады и пр. Они до сих пор применяются в композиции шкафа, стола, кровати, дивана, кресла. Большей частью они не несут никаких конструктивных функций, не влияют ни на физические (прочность, надежность), ни на функциональные свойства изделия. Однако в силу своей архитектурной природы тесно взаимодействуют с конструктивным устройством изделия, зримо развивают его художественную тему, играют значительную роль в формировании модельных, художественнообразных особенностей мебели.

В отличие от ФКД, назначение фурнитурных деталей не связано с функциями самого изделия мебели. Это следует из того, что мебель любого вида, материала можно изготовить и без фурнитуры. Будь то шкаф, стол, стул, кресло или кровать. Исключение составляют лишь настенные и пристенные изделия консольного типа, которые не могут использоваться без их специального прочного соединения со стеной.

Виды мебельной фурнитуры

Функции фурнитуры чисто технические. Их три, в соответствии с чем выделяются столько же групп фурнитурных деталей.

1. Средства, служащие для соединения, фиксации положения ФКД относительно друг друга, в том числе соединения неразъемного (в процессе эксплуатации мебели), разъемного или подвижного. К фурнитуре данного типа следует относить:

– для неразъемного соединения — шурупы, гвозди, в том числе обойные, винты, болты, шканты, стяжки, штангодержатели, крючки, кронштейны, обивочные «пуговицы» мягкой мебели и т. п. (изделия этого рода объединяются понятием «соединительная фурнитура»);
– для разъемного соединения — дверные ручки и заменяющие их устройства, полкодержатели, остановы, защелки, магнитные фиксаторы, замки, запорные крючки, задвижки и т. п. (при этом ручки дверей, а также видимые на фасаде шкафов детали замков и петель традиционно относятся к «лицевой фурнитуре»);
– для подвижного соединения — петли, микролифты, направляющие устройства для выдвижных ящиков, раздвижных дверей и т. п.

2. Средства для изменения эксплуатационных свойств изделия мебели в процессе пользования им без изменения структуры ФКД. К фурнитуре данного типа относятся направляющие устройства и механизмы для раздвижных столов, поворотные (например «карусельные») механизмы, устройства качения и т. п.

3. Средства для перевода изделия в процессе его эксплуатации из одного функционального состояния в другое путем пространственного преобразования структуры ФКД. Это различные механизмы для трансформации изделий (диванов-, кресел-, шкафов-кроватей и т. п.), для изменения рабочей высоты изделий и т. д.

Заметим, что многие из перечисленных изделий (например, дверные ручки, магнитные фиксаторы или устройства для выдвигания ящиков) служат обеспечению комфортности пользования мебелью. А диван-кровать вообще затруднительно представить без какого-либо механизма трансформации. Но это не является основанием для отнесения такой фурнитуры к числу ФКД.

Особняком стоит еще одна, четвертая, группа фурнитурных изделий — накладные погонажные средства для оформления ФКД мебели, имеющие более или менее выраженный объем. Они бывают трех видов: полоса, в том числе составная, шнур или бляха. Материал, из которого они изготовляются, может быть любым: древесина, металл, пластмасса, стекло, керамика, тесьма и т. д.

Полосные детали прямой или криволинейной формы бывают плоскими, профильными или орнаментированными. Чаще всего они применяются для оконтуривания кромок и пластей таких ФКД, как дверь, полка, стенка шкафа, крышка стола, основание сиденья.

Шнур, чаще всего нитяной, применяется исключительно в отделке спинок и сидений мягкой мебели, реже — ее боковин (локотников).

Детали типа бляхи многообразны по форме. В прошлом самыми распространенными их видами были: диски (с концентрическим рельефом), медальоны, розетки, геральдические щиты для украшения пласти дверей, ящиков и спинок кровати; различные стилизованные изображения растений, животных и человека, большей частью из металла (ковка, чеканка, реже литье). Использовались они также для оформления угловых соединений ФКД в шкафах, столах, кресельных царгах.

Необходимо учитывать, что почти вся фурнитура четвертой группы имеет активно-декоративный характер, особенно в виде блях. Поэтому она весьма «чувствительна» к особенностям композиции конкретного изделия мебели. Хорошо подходя для одной модели мебели, она может совершенно не годиться для другой. Она тяготеет к модельной эксклюзивности, к тиражированию в пределах выпуска мебели одной модели или нескольких родственных по характеру формообразования. Зачастую это относится и к изделиям «лицевой фурнитуры», особенно если формы их нестандартны или декоративны.

Подведем итоги

Предлагаемый подход к классификации фурнитурных изделий и к истолкованию самого термина «мебельная фурнитура» позволяет утверждать следующее: неправомерно (а с точки зрения культуры дизайна вредно) именовать фурнитурой изделия, которые в предметах мебели являются их формо- и видообразующими конструктивными деталями.

Конечно, сегодня есть потребность и экономическая целесообразность в кооперированном серийном производстве отдельных ФКД — опорных конструкций, пружинных блоков, блоков «спинка-сиденье», шкафных дверей и т. п. Но ведь при этом дверь шкафа не становится ни фурнитурным, ни комплектующим изделием. Самое большее, изделие такого рода можно считать заготовкой для будущего шкафа. Понятия и термины — вещи серьезные, они регламентируются определенной научной областью. Неверное их употребление ведет на практике к непредсказуемым ошибкам.

МДМ-Комплект